Эффективность Годовой отчет 2015

Перспективы роста есть всегда, когда их ищешь

Несмотря на то, что прошедший 2015 год был не самым простым для экономики и России, и Латвии, ABLV Bank сумел найти возможности роста и планирует в 2016 году увеличить объем выданных кредитов на 200 млн евро. О новых продуктах и о том, почему клиентам интересно работать именно с латвийским банком, рассказывает Олег Сиротин, руководитель Управления финансирования ABLV Bank.

Каким был 2015 год для ваших российских клиентов?

Очень непростым. С ними мы работаем в сегменте коммерческой недвижимости. Со снижением курса рубля и стоимости последней приносимый доход «просел» вдвое.

По идее, это должно было привести к массовому кризису неплатежей по кредитам...

Но не привело. Хотя все наши подушки безопасности, заложенные в кредитные проекты — умеренная пропорция финансирования, растянутый график платежей и т. д., с учетом степени изменений в экономике, конечно, пробиваются. Но мы изначально очень тщательно подходили к выбору клиентов. Для них коммерческая недвижимость не является единственным, а часто и основным видом деятельности. Поэтому сейчас они имеют возможность дотировать эти проекты за счет не только накоплений, но и других бизнесов — торговли и производства. Будем надеяться, что к концу 2016 года ситуация поменяется.

А с чем связан этот оптимизм? Ведь признаки торможения российской экономики появились еще в 2013 году — до введения санкций.

Вопрос в степени этого торможения. В 2013 году многие наши клиенты лелеяли планы развития и расширения бизнеса. Санкции сыграли серьезную роль: достаточно посмотреть, как в Москве один за другим исчезают рестораны французской или итальянской кухни, а их место в лучшем случае занимают доморощенные пиццерии.  

Заметно ли стремление клиентов уйти с российского рынка в Европу?

Те клиенты, с которыми мне довелось общаться, никуда из России уходить не собираются. По их представлениям, речь идет о временном «проседании» рынка. Другое дело — диверсифицировать риски, купив или основав какой-то бизнес в Латвии или другой стране ЕС. Но полностью уходить с российского рынка клиенты не собираются. Клиенты намерены пережить сложный момент, который рано или поздно должен закончиться.

Скорее рано или все же чуть позже?

Многие на 2016 год ничего хорошего не прогнозируют, если только разговорами о возможном росте не пытаются произвести впечатление. Другое дело, есть поговорка «Кому война — кому мать родна». Кризис — это возможность поучаствовать в переделе рынка и существенно увеличить на нем свою долю.

Кризис — это возможность поучаствовать в переделе рынка и существенно увеличить на нем свою долю.

А на место россиян в Латвию пришли другие инвесторы? 

Мы работаем с немецкими и итальянскими инвесторами. Но я бы не сказал, что они заменили россиян в количественном отношении.

Что их интересует?

Коммерческая недвижимость хорошего качества. Особенно там, где сосредотачиваются представительства зарубежных компаний. Кстати, мы серьезно работаем и с инвесторами из Литвы и Эстонии, они развивают у нас достаточно заметные проекты.

Как вы думаете, почему успехи литовцев на нашем рынке не сопровождаются аналогичным по масштабу проникновением латвийского бизнеса на рынки Литвы?

Мне кажется, что литовцы порой действуют не просто активнее, но и более сплоченно. Они поддерживают друг друга. Это сильно повышает шансы на успех того или иного предприятия за пределами страны. Например, открыв торговую сеть, литовцы всегда привлекают в нее товары из Литвы.  

Для россиян одним из преимуществ работы с банками в Латвии традиционно называли конфиденциальность. После анонсированного Комиссией рынка финансов и капитала аудита латвийских банков американцами это преимущество исчезнет?

Не участвовать в общем процессе глобализации, в том числе глобализации финансового контроля, сегодня невозможно. Важно, что этот процесс не отнимает у нас каких-то преимуществ по сравнению с нашими конкурентами из других стран, а ставит нас в равные условия. Ведь и в Швейцарии давно уже нет той банковской тайны, с которой эта страна ассоциировалась еще полтора десятка лет назад. В реальности сегодня мы в Латвии можем предложить клиентам абсолютно все то же самое, что и в Швейцарии.  

Украина, Беларусь, Казахстан — планируете ли вы в 2016 году увеличить свое присутствие на этих рынках?

В 2015 году мы приняли решение возобновить кредитование белорусского бизнеса после некоторого тайм-аута. Другое дело, что сегодня белорусские клиенты точно так же не спешат брать на себя валютные кредитные обязательства, как и россияне. В идеале такой кредит хорош для бизнесмена, имеющего валютные поступления. Для Беларуси это не массовое явление. А при изменении курса белорусского рубля там просто повторится история нынешнего российского кризиса.

Украина для нас пока тема закрытая, хотя если ситуация не будет ухудшаться, мы сможем на каком-то этапе предложить нашим клиентам торговое финансирование.

В реальности сегодня Латвия может предложить клиентам абсолютно все то же самое, что и Швейцария.

Торговое кредитование и кредитование грузовых судов стали новыми продуктами вашего банка в 2015 году. Насколько они оказались востребованными клиентами?

Даже в большей степени, чем мы ожидали. Мы не ставили перед собой нереальные планы зафиксировать за этими продуктами половину кредитного портфеля, но сегодня у нас есть серьезные и интересные проекты и по торговому кредитованию, и по шипингу. Причем эти клиенты у нашего банка были и раньше. Все, что нам нужно было сделать, это предложить им эти инструменты, и они с удовольствием ими воспользовались. Это при том, что в отношении шипинга мы существенно повысили требования к заемщику — и по возрасту судов, и по размерам компании.

Меняются ли традиционные представления латвийского бизнеса о том, что за «длинными деньгами» нужно идти в скандинавские банки?

По сравнению с тем, что было пять лет назад, существенно поменялись. Но не настолько, чтобы сказать — проблема исчезла. Сложно сказать, с чем это связано. Возможно, с тем, что клиент скандинавского банка — это клиент, готовый общаться и нести ответственность перед некой обезличенной организацией. Возможно, он видит какой-то плюс для себя, что ему не нужно будет отводить глаза при встрече на улице с идущими навстречу владельцами банка.

А есть круг клиентов, которым интересен другой подход, и они находят его у нас.  

А что, в скандинавских банках менеджеры так часто меняются?

Сейчас это может быть не так актуально, а перед тектоническим обвалом 2008–2009 годов скандинавы покупали, конечно, дешевизной. Но когда начались проблемы, а они были у всех в период кризиса, клиент оставался один на один с той самой безличной организацией, которая, в свою очередь, переговоры о реструктуризации долга вела с ним как с одним из многих своих обезличенных клиентов. Он, возможно, предполагал, что у него есть какое-то имя, реноме, кредитная история, возможность куда-то апеллировать. Но далеко не всегда — а точнее, почти никогда — в отношении скандинавов это не срабатывало. Приходило распоряжение «оттуда», и все бежали в новом направлении. И порой те же самые люди, с которыми клиент приятно разговаривал некоторое время назад, сегодня доставляют ему массу неудобств.

У нас человек всегда может прийти и поделиться соображениями, получить совет. Мы скрупулезно изучаем клиента, когда начинаем совместный проект. Некоторых это приводит в замешательство. Зато потом мы на любое изменение в проекте реагируем мгновенно.

А учитывая размеры нашего банка, сейчас мы можем предложить именно крупному бизнесу гораздо более привлекательные условия, чем скандинавы.

Wellton Hotel Riga в Старой Риге — уже четвертая гостиница сети, реконструированная при финансировании ABLV Bank

На 2014 год вы анонсировали кредитный бюджет в 200 млн евро, на 2015-й — 120 млн. Какая цифра заложена в план на 2016 год?

Если учесть все направления — не меньше 200 млн евро. Мы считаем, что эти планы вполне реалистичны, учитывая те возможности роста, которыми мы сегодня располагаем. Если говорить о торговом финансировании, то 50 млн евро — это, по-хорошему, всего 5–10 клиентов. У судовых проектов стандартная сумма в районе 5 млн.

Мы по-прежнему готовы работать с коммерческой недвижимостью, но в России спрос на валютные кредиты существенно уменьшился, потому что очень немногие сегодня располагают в этой стране стабильным источником валютного дохода.

Если говорить о Латвии, то рынок тут чрезвычайно ограничен. Никаких грандиозных планов по застройке или покупке огромных объектов, в которых мы могли бы поучаствовать, пока нет.

А что сейчас в Латвии интересует инвесторов в сфере коммерческой недвижимости?

Есть планы по строительству гостиниц, запущен проект по строительству новых складских комплексов, есть несколько готовящихся сделок по покупке офисных зданий класса А стоимостью 15–20 млн евро. Насчет планов по увеличению торговых площадей ничего не слышал.  

Сегодня размеры и ресурсы нашего банка позволяют кредитовать проект практически любого масштаба в Латвии.

А промышленные площадки?

Их достаточно. С учетом технологий они занимают сегодня гораздо меньше места — им вполне хватает бывших заводов, куда уже подведены все коммуникации, электричество, газ. Не знаю, будут ли еще когда-нибудь в Латвии огромные заводы, но нынешнему производству стоимостью от миллиона евро до пяти хватает половины площади первого этажа нашего головного офиса. Пять–десять человек, все роботизировано — больше просто не нужно.

Но тут, разумеется, все зависит от возможностей и желаний клиента. Сегодня размеры и ресурсы нашего банка позволяют кредитовать проект практически любого масштаба в Латвии. Так что я бы призвал латвийских и зарубежных клиентов оценить предложение финансирования своего бизнеса именно в ABLV Bank. Возможно, это самый лучший выбор.

Содержание

Творческая группа: Арнис Артемович, Эрнест Бернис, Янис Бунте, Екатерина Колесина, Сергей Мазур, Саманта Приедите, Юлия Сурикова, Роман Сурначёв, Анна Целма, Илмар Ярганс
Менеджеры проекта: Юлия Сурикова, Анна Целма
Интервью: Янис Бунте, Константин Гайворонский, Катерина Гордеева, Ингрида Дроздовска, Екатерина Колесина, Сергей Мазур, Роман Мельник, Сергей Павлов, Роман Сурначёв, Янис Шкюпелис, Илмар Ярганс
Авторы текстов: Леонид Альшанский, Янис Бунте, Каспар Ванагс, Бенуа Втервульге, Янис Гринбергс, Любовь Казаченок, Марис Каннениекс, Екатерина Колесина, Зане Курземниеце, Александр Паже, Гинт Пумпурс, Дмитрий Семенов, Юлия Сурикова, Владислав Хвецкович, Анна Целма
Фотографии: Арнис Артемович, Улдис Бертанс, Полина Вилюн, Валдис Каулиньш, Валтс Клейнс, Марк Литвяков, Сергей Мазур, Рейнис Олиньш, Саманта Приедите, Гатис Розенфельдс, Андрей Хроленок, Мартиньш Цирулис, Иева Чика, Кришьянис Эйхманис, Алиса Ястремская, LETA foto, Marka.photo, Studija F64
Корректура: Татьяна Самуленкова, Людмила Мадисон
Дизайн: Айвис Лизумс, Валтерс Хорстс
В сотрудничестве с Anonymous Publishing, SIA

Все права защищены Законом ЛР об авторских и смежных правах.
Перепубликация без предварительного разрешения ABLV Bank, AS запрещена.